Не так много времени прошло с тех пор, как Президент Владимир Путин общался с жителями России в рамках «Прямой линии». Но сколько интересных метаморфоз произошло благодаря девочке-инвалиду, дозвонившейся тогда до Москвы и услышанной не только Владимиром Владимировичем, но и всей многомиллионной страной. Наверняка, многие помнят эту историю, о том, что Софья Бабич из Тольятти просила специальный тренажер, который подарит ей возможность ходить. Один звонок перевернул всю ее жизнь, после 15-ти лет страданий и мучений от паралича, девочка получила не одну, а даже две «путевки в жизнь» – и сам тренажер, и предложение от зарубежных врачей о проведении реабилитации.

Реклама
Реклама

История закончилась невероятным хэппи-эндом: Софью поставили на ноги, и теперь она на своих двух может уверенно идти по жизни!

Не о чем и говорить, если бы такие случаи происходили сплошь и рядом, а не становились единичными, скорее даже – исключительными. Сколько инвалидов по всей стране захотели оказаться на месте Софьи, одному только Богу известно. И, наверняка, чтобы больше не оставаться в неведении и, наконец, восполнить этот пробел Путин не так давно поручил правительству до 1 августа 2015 года сформировать Федеральный реестр инвалидов, который позволит в электронном виде контролировать реализацию индивидуальных программ реабилитации для каждого человека из этой группы граждан.

Хотелось бы верить, что эта система будет не только вести учет, но и действительно помогать.

Реклама

А может быть, чиновники пойдут еще дальше, и будет создана специальная комиссия, которая бы отвечала на волнующие вопросы. Не буду далеко ходить и приведу пример своей семьи, в которой есть два ребенка инвалида: старший брат – инвалид первой группы, средний – второй.

Средний брат, хоть и имеет физические ограничения, тем не менее, старается жить наравне со всеми здоровыми людьми. Речь пойдёт о старшем ребёнке в моей семье – Николае. Сейчас ему 32 года, он инвалид с самого детства, а если точнее, то с рождения. Врачебная ошибка. Он не может ходить и не может управлять руками, полностью недееспособен, таких инвалидов называют «ДЦПэшники» тяжелой стадии. Его заболевание – детский церебральный паралич. Звучит как приговор, но моя семья никогда не унывала. Сколько помню, мама всю свою жизнь оббивает пороги разных инстанций, чтобы получить по праву полагающиеся брату льготные памперсы, ортопедическую обувь, матрацы, и даже обычную коляску, без которой существование такого ребёнка невозможно.

Реклама

Осенью 2010 года моя мама решила написать письмо-заявление Президенту(тогда еще Дмитрию Медведеву), не столько с вопросом, сколько с обращением: имеет ли она право уйти на пенсию раньше положенного срока? Основания на подобную просьбу были и весьма конструктивные – согласно ст. 28 п. 1 закона «О трудовых пенсиях в РФ», матери инвалидов с детства, воспитавшие их до 8 лет, имеют право на пенсию по достижении 50 лет, при общем трудовом стаже не менее 15 лет. Все условия соблюдены, так за чем же дело стало?

Ситуация оказалась не совсем однозначная. И сомнения по исполнению законодательства закрадывались не случайно: Республика Тыва, где живёт моя семья, приравнена к районам Крайнего Севера (северным территориям). И согласно Федеральному Закону № 4520-I, живущие там люди достигают пенсионного возраста раньше на пять лет. Само обращение в том и заключалось, чтобы выяснить, может ли женщина, воспитавшаяребенка-инвалида, да еще и не одного, пойти на заслуженный отдых не в 50, а в 45 лет, при всех исключительных обстоятельствах? Случай, конечно, не совсем ординарный.

В региональном пенсионном фонде республики, сказали, что с подобными семьями не сталкивались, и они просто-напросто не знают ответ на этот вопрос. Выходит, что возможность «двойных льгот» даже и не рассматривалась в нашем своде законов. А сколько еще таких семей проживает в стране? Сколько таких родителей, которые имеют силы, мужество и средства воспитывать двух детей-инвалидов? Вопросов оставалось больше, чем ответов, но пролить свет на это дело всё же хотелось.

Письмо с обращением направили в приёмную Президента, где его прочитали, пообещав изучить предмет обсуждения и направить необходимый запрос в местное отделение пенсионного фонда. Вот так завернули круговерть! Как и следовало ожидать, в местном отделении, документы посмотрели и прислали по почте официальный отказ, попросту развели руками, мол: «Извините, братцы, живите, как знаете». Жизнь пошла своим чередом, что сказать – на «нет» и суда нет. И, действительно, отстаивать свои права в суде не было возможности, скорее даже, времени не было. Нужно было работать, крутиться, выживать. Проглотили только с горечью «официальный отказ» и снова – «за станок».

Те люди, которые живут и трудятся в северных краях, конечно же, в свое время получают пенсионную льготу, а вот наличие детей-инвалидов – это уже оказалась личная проблема «маленького человека» в маленьком городе. А ведь богата Россия-матушка такими частными, из ряда вон выходящими случаями. Возможно, законодательный казус моей семьи, в некотором роде стал бы для чиновников поводом создать прецедент. Скорректировали бы закон, казалось, из-за одного человека, а выяснилось бы, что за одной судьбой вся страна стоит.

Бороться за свои права всё же стоит. Софья Бабич из Тольятти на личном примере показала, что изменить реальность инвалиду под силу! Принято считать, что они живут несчастной жизнью, что инвалидная коляска – это приговор. Но нужно рассказывать людям, что и по сторону «ограниченных возможностей» есть жизнь, радость, смех и любовь. И, может быть, стоит порой прислушаться, а чего им на самом деле не хватает? Ведь они сами трубят о своих невзгодах, и тут уж стыдно быть черными кошками в черной комнате, которые живут сами по себе и делают вид, что не замечают друг друга. #Регионы #Путин #Здравоохранение

История, описанная мною, происходила 5 лет назад, сейчас, конечно, мама уже на пенсии. Но боль за непонимание и нежелание разобраться осталась. Оказалось, надо было не писать Президенту, а звонить.